Записки дуалиста

Блог Александра Безбородько

Previous Entry Share Next Entry
Управление 16. О чем молчат националисты (а)
Дуализм - не коммунизм
djag_5319
Продолжение

Отход к Польше в 1569 году части Литовских земель, дал казакам новый идеологический повод к войне. Им стала война «за веру» с католической церковью. Надо сказать, что излишняя горячность католиков в вопросах веры, только подогрела эту «борьбу».

Московское государство получило сильнейшего союзника в тяжбе с параллельным Польско-Литовским государством. Колонизация польской шляхтой казачьих земель, которые казались им «свободными», (а то, ведь такие же славяне, дай только палец – руку «по локоть оттяпают!»), еще больше подогрела страсти. Попытка закабаления свободных днепровских казаков привела к открытию освободительной борьбы этого народа. Война носила характер национально – освободительной войны.

Только не в том плане, как об этом пишут московские историки, говорящие о беглых холопах, воевавших за исконно русские земли. Нет, к этому времени на территории, прилегающей к порогам Днепра, сложилась казачья республика. И воевал за свою свободу казачий народ, а не «беглые холопы». Именно, казачий народ воевал и победил, но его победой как это часто происходит, воспользовались другие. («Откуда такие «правила» игры, кто их придумал?» - думал автор пока не осознал законы мироздания.)

Произошла история, типичная для колонизаторских войн. Колонизаторская война это война государств, стоящих на разных уровнях иерархической лестницы управления. Подобная заваруха, заранее обеспечивает победу государству, стоящему на более высокой ступени-уровне управления. Но, оно при этом обязано понимать, что без уничтожения естественной структуры народа, победы ему не достигнуть.

Польское государство приняло достаточные меры для обеспечения отрыва от казачьего народа кшатриев, но не могло победить брахманов, так – как, исповедовало другую религию. Эти то, казачьи брахманы, вначале незамеченные врагами, и питали национально – освободительные идеи, оказавшиеся в результате привлекательнее для казачьих кшатриев, чем реестровые войска. (Конечно, бандуристы сделали для освобождения народа не меньше казачьих полковников, не зря их вешали «поляки», благо вылавливать их, в отличие от вторых, было безопасней).

Для искажения событий в свою пользу Московские историки и придумали сказку про «беглых холопов». Пользуясь тем, что казачий народ родственный великороссам, говорит на похожем языке, исповедует православную религию, московские политики, а затем и московские историки, объявили Днепровский казачий народ частью русского народа. Отсюда и пошло официальное замалчивания того факта, что русский народ                                                                   состоит из великорусского народа, белорусского народа, украинского народа, народа донских казаков, народа кубанских казаков, народа ногайских казаков и еще многих других народов. Все эти народы совместно создавали Российскую империю и по праву должны называться российским народом, россиянами.

Учебник истории для средней школы царского периода,(48) не взирая на несуразность сообщаемых сведений, говорит: «Но если на Украине не было тогда землевладельцев, то жители все – таки были. Это были «казаки», такие же выходцы из государства, какие были в Московской Руси. Московские казаки сосредоточились на Дону, почему и назывались донскими. Южно – русские же казаки, живя на Днепре, получили название днепровских; а еще чаще назывались они «украинскими» казаками или «черкасами» (по имени города Черкас на правом берегу Днепра ниже Киева)». (Стр.249, 250).

Профессор С. Ф. Платонов автор учебника (48) конечно, не мог не понимать, что называть московскими людей, не подчинявшихся царю не совсем удобно. Выводить название народа от названия города, этим народом построенного, еще не правильней. Писать о том, что не было землевладельцев, а на следующей странице сообщать о том, что казаки вели полевое хозяйство, это вообще «не в какие ворота». Но что поделаешь, заказ есть заказ.

Кто бы, допустил его учебник в среднюю школу, если бы он написал, что казаки испокон века владели землей, вели на ней полевое хозяйство, а тут пришли паны отобрали землю, заставили трудиться на себя. Или что недалеко от Киева издавна жил народ, называемый черкасами, трудился, построил город и назвал его в честь себя Черкас. (Заметим, что столица донских казаков, то же, Черкаск). Да за такое, да же при «мягком» режиме царского времени не то, что профессором, в Сибирь - тайгу рубить!

Даже и за искаженную информацию спасибо профессору. В условиях цензуры он сообщил ценные сведения, тем более носящие официальный характер.

А данные, им сообщенные, следующие. Казаки или черкасы, что одно и то же, занимали земли по течению Днепра, ниже Киева, когда Польское государство начало их захватывать, казаки ушли дальше в степь, создали для своей защиты городки на островах Днепра. У казаков было свое правительство во главе с выборным кошевым атаманом.

          Казаки не только занимались охотой и рыболовством, не только огородничеством и садоводством, но и сеяли хлеб. (И чем это они, кроме того, что не подчинялись сторонней власти, отличались от русского народа? Такой же самый, но не тот народ! Да еще, вот наглецы, работали сами на себя а не на эксплуататора…, было с чего москве на них злобствовать.)

С конца ХУ1, начала ХУ11 века начинаются казацкие походы и восстания по освобождению их земли, захваченной поляками. Польское государство пытается помириться с казаками, оно пишет казаков в реестры и создает из них полки. «Реестровые казаки получали землю по полкам, освобождались от подчинения чиновникам и помещикам, судились и управлялись своими казачьими полковниками» (Стр.250).

В общем польское правительство проводило по отношению к Днепровскому Войску такую же политику, как позже в восемнадцатом - девятнадцатом веках Московское проводило по отношению к Донскому Войску и другим казачьим государствам. (И вновь тут написана полная глупость но, о том почему я был не прав, позже.)

В те времена казацкая вольность была на подъеме, подпитка кшатриями из захваченных Польшей земель привела к нарастанию пассионарности. «Под начальством своих гетманов (Коссинского, Лободы, Наливайка) казаки мечём и огнем вторгаются в разные области Польского королевства, а у себя на Украине выгоняют и истребляют шляхту и освобождая от нее крестьян, обращая их в казаков. Затем они бросаются в море и там свирепствуют так, что нагоняют ужас на самого султана: они жгут и грабят под самым Царьградом» (Срт.251).

Все правильно господин профессор, только нельзя сделать воином крестьянина. Вы же в других местах вашего учебника сами пишете о том, что сами крестьяне ни когда не воевали. Казаки освобождали от польской оккупации своих сородичей а освободив, занимались привычным делом грабили «басурман».

«Казачество укрепилось настолько, что казачий гетман Петр Сагайдачный стал как бы государем всей Украины и покровителем православия. Он не давал в обиду православных в Киеве и содействовал даже тому, что в Киеве была восстановлена православная митрополия рядом с униатской». (Стр.251) Ну, что ж, господин профессор, вот вы и проговорились, признали-таки казачье государство.

Польское правительство собрало свои силы, началось подавление восстания. Начались и новые восстания (Тараса, Павлюка и др.). Поляки уменьшили число реестровых казаков до 6000, отняли самоуправление, поставили над казаками шляхтича. Остальных казаков закабалили. Это было в 1638 году при короле Владиславе Сигизмундовиче. Но казаки в 1648 году вновь восстали, предводителем стал Богдан Хмельницкий. В 1648 году на реке Желтые воды под Корсунем он наголову разбил польское войско, Причем в союзе с Крымскими татарами. Вся Украина стала свободной.

«Хмельницкий чувствовал за собой целый православный народ, который надо было «выбить из польской неволи»; а поляки по-прежнему, видели в Украине только мятежный казачий сброд». (Стр.252). Ну вот господин профессор, наконец нашелся и казачий народ. Все-таки шило в мешке не утаишь. Признала, правда сквозь зубы, официальная московская пропаганда существование казачьего народа. Правда только на Украине, на Дону казаки по прежнему - «сословие».

Богдану Хмельницкому удалось несколько ослабить польский гнет, но польские притязания на казачьи земли оставались. Тем более, что Богдан Хмельницкий не делал различия между казацким населением и русскими крестьянами. (Ведь для него, его и не было, те и другие – народ его государства). «Это был большой успех, но это не было полное освобождение от Польши, которого желал народ. Оставалась на Украине шляхта; оставалось крепостное право на русских крестьян; осталось католичество и уния рядом с православием» - пишет профессор Ф.С. Платонов, признавая, тем самым факт существования казачьего народа, отличного от «русских крестьян». (Интересно, что эти люди, взявшие в руки оружие, автоматически становились казаками, так почему, они русский, а не казачий народ? Странно, но тогда нам этот вопрос в голову не пришел, как же иначе, ведь воспитали нас «москали», а своего ума не было).

Далее Платонов пишет: «Недовольный Хмельницким народ толпами стал уходить на восток, на реку Донец, в московскую (так называемую Слободскую) Украину». Тем самым Платонов признал родство днепровских и донских казаков. Борьба с Польшей государством седьмого уровня, была для казачьего государства пятого уровня иерархической лестницы управления, непосильной задачей. Казачество преследовало свои национальные интересы и хотело жить своим отдельным государством.

Выходцы из крестьян не хотели жить так, как живут казаки, они осколки народа государств более высокого уровня иерархической лестницы управления исповедовали иную, чем казаки, государственную идею.

(Вновь проповедь своей теории закрывает автору глаза на суть рассматриваемых событий. Не осознавал тогда, что «низовые и верховые» были не только на одном Дону, тот же самый процесс шел и на землях Украины. Зажиточные воевать не хотели, им милее собственное хозяйство. «Басотва», так им «сам Бог велел» воевать и грабить, какие тут уровни, какие идеи? Если и есть уровни, то не те, о которых мы тут рассказываем, а идея она одна у всех – человек ищет «где лучше!» Представление о хорошем и плохом у всех людей разные, потому и возникают «идеи»!).

Выходцы из крестьян взяли верх во время правления Богдана Хмельницкого. В январе 1654 года, в г. Переяславле, на раде, Малороссия решила стать союзником московского царя. На первых порах она сохранила определенную самостоятельность и выступала, как союзник Московского государства. Но москвичи не желали таких порядков. Они присылали в города Украины гарнизоны, вели себя как оккупанты.

Среди казаков началась междоусобица. Коренные казаки не желали московских порядков, они хотели жить своим отдельным государством. Русские крестьяне хотели жить в московском государстве.

(Вновь напутал, впрочем, это как кому ближе тех, кто исповедует противоположные нашему второму рассказу, идущему параллельно с изложением первоначальной версии трактовки событий, теории, а таковы диалектики, то есть большинство современных людей, их не помиришь, для них, должен быть победитель и побежденный. Горя им нет, что в результате есть только проигравшие, от подобных игрищ добра не бывает в них не выигрывают.)

Москва, зная свободолюбивый нрав казачьего народа и хорошо понимая, что его невозможно сломить, принимала все меры для уменьшения доли казачьего народа в населении Украины. (Вот и расплата «старожилым» за их убеждения, ведь в Сибирь ссылали именно их, а не «молодежь», различными путями избегавшую подобной для себя участи. Чего хотели того и добились, первые - службы «царю», вторые - участи героев. Иначе не бывает, подробнее о том в томе «Эффективность»).

С этой целью, при создании городов в Сибири их населяли в основном казаками, литовскими и малороссийскими. Так были заселены Верхотурье, Мангазея, Туринск, Томск и многие другие города. Надо сказать, что переселялись эти казаки добровольно. Переселение казаков в Сибирь имело для Московской империи далеко идущие последствия. Их потомки заселили всю Сибирь дошли до Камчатки и, открыв Аляску, заселили и ее.

Таким образом присоединение огромной территории официальной Москве почти не чего не стоило, завоеванные казачьей кровью территории казались ей даром судьбы, вот почему, ни за что была продана Аляска. (Легко торговать чужим, а именно так, чужаком, чувствовала себя в Америке московская бюрократия).

Однако эти и другие принятые Москвой меры не помогли, казаки на Украине вновь восстали с требование вернуть им свободу. (Иначе и не могло быть, выселить «кшатриев» не возможно, их можно только убить, что не просто). В 1659 году казаки под руководством гетмана Ивана Выговского нанесли московским войскам страшное поражение. Москва считала уже Украину своей собственностью и не хотела от нее отказаться. Законные требования казаков московские чиновники посчитали изменой.

Долго длилась борьба Московского и казачьего государства. В результате по мирному договору, заключенному в 1667 году в деревне Андрусов, был заключен мир, по которому Москва и Польша разделили между собой Украину. Образовались Левобережная, которая досталась России и Правобережная Украина, отошедшая к Польше.

Казаков такой дележ конечно, не устраивал, они искали союзников для борьбы с двумя врагами: Россией и Польшей. Надеялись даже на помощь Турции но, ничего хорошего из этого, не вышло. Казаки, вместе с остальной территорией Украины, лишились самостоятельности на столетия.

(Поляки сами несколько позже подверглись той же процедуре, их делили, присоединяли и пр. и пр., диалектика видит в этом высшую справедливость, как же: - «взявший меч, от него и, сгинет».   Дуалист же понимает предопределенность последующих событий их причинами, бывшими в начале, продолжая эту цепь до бесконечности, приходит к Конечной Бесконечности, Который и является Причиной всего.

Для Него поляки, русские, украинцы, казаки, все – один Адам, согрешивший и наказанный за «яблоко» веками земной жизни. Доказывать Его существование мы не пытаемся хотя и делаем иногда потуги в данном направлении понимаем их бессмысленность. Ведь любое доказательство – следствие «яблока». Поэтому на протяжении трех толстенных томов «кушаем фрукты» и размышляем о смысле происходящего.)

Еще худшая судьба ожидала казачьи государства Дона, Кубани и Ногайских казаков. Эти люди были попеременно то союзниками Москвы, то, видя в ней угрозу своей самостоятельности, боролись с ней. Москва попеременно, то душила всяческими каверзами казаков, то посылала им припасы и деньги. В конце шестнадцатого века казачий народ был почти единственной силой сдерживающей турецкого Султана. Европа стонала под гнетом янычар, Россия же лишь с ними заигрывала. Недовольные политикой Москвы казаки расширяли свои владения, все дальше уходя от границ Московского государства.

Так, около 1584 года, казаками был основан город Уральск. Отмечая этот момент, Карамзин пишет, что «тогдашнее время было самым цветущим для наших донских или волжских казаков – витязей. От Азова до Искера гремела слава их удальства, раздражая султана, грозя хану, смиряя ногаев, утверждая власть московских венценосцев над севером Азии». С этой оценкой нельзя согласиться во всех ее моментах. В этот период казачество было народом, который только что создал свое государство и был на подъеме. Он мало зависел от Москвы скорее, зависела от него Москва.

Казачество это феномен, который без теории управления, объяснить не возможно.

         Новый мощный народ, только что создавший государство, безо всякого видимого принуждения, тяготел к соседнему государству до такой степени, что почти без сопротивления вошел в это государство. Дело в том, что казачий народ, как об этом уже говорилось, сложился на остатках народов, составлявших вместе с будущими славянами государства начального этапа.

          (Ну и ну, это ж надо, так себе забить голову пропагандой, что не видеть очевидного, запамятовать о том, что до 1917 года некоторая, довольно значительная, часть казаков проживала фактически на территориях, союзных России государств, называвшихся казачьими Войсками. Другая их часть вынуждала царя именоваться господином Малой России, тем самым признавая существование малороссийского казачьего государства. Лишь геноцид, предпринятый Россией в 30-х годах прошлого столетия и новое крепостное право коммунистов (фактическое рабство), удерживали казачьи государства в составе империи.

          После её распада, оказалось, что усилия коммунистов даром не пропали, казачье самосознание пока, возродиться не смогло. На Украине этому помеха пропольская часть населения, а на Дону недостаток думающих слоёв казачества и засилье иногороднего элемента, еще недостаточно осознающего собственные интересы, в качестве автономной части населения России потому, тяготеющего к государствам, в которых проживали их предки.

          Глобализация цивилизации в свою очередь мешает населению сложиться в народ. Однако это не надолго. Законы мироздания отменить невозможно, тем более будет взрыв, чем больше не давать пару выходить из котла. «Казачество» и «диаспоры» это не надолго, народное самосознание – вещь упрямая. Хотелось бы конечно, что бы народ моей, как теперь говорят, малой родины, осознал собственные интересы и возродился под именем – «казаки» но, это вряд ли, слишком много в этом слове, питающего силы центробежные. Явление живо а имя, так разве оно важно!

          Важность словам придает диалектика – прямолинейный способ мыслить, думающий человек любое слово наполняет своим собственным смыслом, тупой – следует по стопам им управляющих идей. Так делал раньше и автор, потому и писал, вещи, правильные, но неумные такие, как дальше.)

По разным причинам начавшийся второй цикл государства не затронул этот народ, поскольку он не вошел ни в одно из государств второго цикла. По этой причине в этом народе так и осталась государственная идея пятого уровня иерархической лестницы управления.

Затем, этот народ, не переживший шестой ступени управления, а оставшийся на пятой ступени, вошел в государственную химеру Хазарского Каганата, власть в этом государстве принадлежала чуждым казакам этносам, и в казачьем народе, не причастном к управлению государством, так и осталась государственная идея пятой ступени иерархической лестницы управления.

Таким образом, государства, составленные частью славянского народа, пережили три цикла развития государства, казачий народ так и остался с государственной идеей пятого уровня иерархической лестницы управления. И когда, в конце четырнадцатого, начале пятнадцатого веков, казачий народ все же сложил свои государства, они были составлены на основе государственной идеи пятого уровня иерархической лестницы управления.

Трагедия народа заключалась в том, что все окружающие государства этот уровень уже миновали, их государства находились на более высоких ступенях развития государственной идеи. Государственные связи в таких государствах крепче и изощренней.

Кшатрии же, давшие толчок развитию казачьего государства, несли в своем подсознании государственные идеи более высоких ступеней. Это были государственные   идеи седьмой (Литва и Польша) и восьмой ступеней иерархической лестницы управления. Отсюда двойственность казачьего народа, часть его исповедовала государственную идею пятого уровня иерархической лестницы управления, другая часть несла имперскую идею, как наследие прожитых поколений в Московском государстве.

          (Все правильно, соглашусь с этим и сейчас, ведь самосознание возможно, если существует знание, а оно не рождается от силы, напротив, им владеют физически слабые такие, которых сильные не считают достойными себя. За то и становятся рабами слабых, пусть бы своих, это естественно, так нет – попадают под гнет чужаков. Такова диалектика! Диалектика ли?

          Диалектики совсем недавно повторили «подвиг казаков» и подчинились было чужим слабым но, Бог хранил, одумались! Правда от диалектики отреклись, хотя и не публично так, в своем кругу для себя самих, а зря! Тайное всегда становится явным, теперь автор это понимает.

          Трагедия народа, как и беда отдельного человека в том, что чужие интересы он принимает за свои собственные. Те же, кто им управляет, высказав в начале совершенно правильную мысль, в конце подменяют её тем, что выгодно им. Поэтому слушать таких, тем более с ними спорить – смерть для любой свободы, будь то государство или личность, заткни уши и молчи, смолкнут – беги или бей, как кому больше нравится. Впрочем, подраться ни когда не мешает, хоть словами, главное не спорить и не слушать!

          Дуалист предпочитает двум показанным выше альтернативам - не высовываться, ждать момента, а там – ударить так, что бы свалить, не важно чем, главное уничтожить сволочь, которая мечтает тебя поработить.)

Но, продолжим рассказ о развитии казачьего государства на Дону. Москва объявляла казаков, в сношениях с султаном, то своими подданными, то шайкой разбойников. Кстати, своими подданными Рязанских пределов, в это же время, Москва объявляла своими подданными (хотя платила им дань сама) не только казаков, но и горские, шавкалские и черкесские народы. Царь Федор объявил об этом в своем письме к турецкому султану. Так, что сказка о казачьем народе, составленном из «беглых холопов», была не единственным «перлом» в политике Москвы.

Царское правительство подкупало казаков в это время, посылало на Дон воинские снаряды, свинец и селитру. Однако, казаки тогда были еще совершенно свободным народом и вели себя соответствующим образом. Вот, что писал о казачьем народе этого времени Н. М. Карамзин. «Они умножились числом, принимая к себе казаков днепровских и всяких бродяг, вели непрестанную войну с Азовом, с ногаями, с черкесами, с Тавридой и ватагами ходили на море искать добычи, слушаясь и не слушаясь указов царских.

Нащекин из Азова писал в Москву, что казаки станиц низовых силой отняли у него дары государевы, не хотели без выкупа выдать ему своих пленников султанского чауша с шестью князьями черкесскими и с досады одному из них отсекли руку, вопя на шумной сходке: «Мы верны царю Белому; но кого берем саблей, того не освобождаем даром»(30) (Книга 4, стр.85).

(В начале, не утерплю и возражу корифею-историку. Во времена, когда не было контрацепции, рост населения сдерживался недостатком продовольствия и смертностью от тяжкого труда на другого человека, обе причины на Дону отсутствовали, поэтому и росла численность казаков, несмотря на постоянные их войны. Бежали на Дон и во времена более поздние, и по причине домогательства панов и дворян к чужим невестам как, например, такое проделал прадед автора. Браки по любви – наиболее плодовиты, поэтому господин, боярин, барин ваши предки помогли моим осознать собственные интересы и узнать счастье. Мои же потомки, очень на них надеюсь, окончательно освободятся от рабства со стороны ваших.)

Данная цитата подтверждает, что в то время царь признавал казаков самостоятельным народом. Казаки днепровские были частью, общего казачьего народа и свободно вливались в казачье населения Дона. Казаки принимали кшатриев из других народов. В это время, Россия имела с этим народом только союзнические отношения. Карамзин переносит на этот период истории отношения к народам, сложившиеся в его время. Он говорит о возможной опале либо милости царской по отношению к казакам. Такое не могло существовать в конце шестнадцатого века да и, как увидим дальше, и во много более поздние времена.

(Прервемся на миг, и отметим любопытное обстоятельство, говорящее о том, что человек видит лишь то, что способен увидеть. Карамзин считает справедливым, лишь то, что соответствует полученному им при его воспитании и обучении знанию, например запросто верит в Бога, ни чуть не сомневаясь в Его бытие, описанном православной религией. Это было удивительно нам - атеистам, людям, воспитанным коммунистами в безверии. То, что он так же заблуждался с нашей точки зрения, и в иных вопросах, нам и в голову не приходило, как же, ведь авторитет!

Он и мы были общи в одном – пользовались диалектическим мировоззрением. Диалектик верит аксиомам, хотя объяснить их происхождение не может, следовательно, верит так же, как и всякий человек во всякую чушь, навязанную ему извне. В прочем казаки, так же – диалектики!)

Ни в это, не в другие времена, казаки не были «данниками России». Напротив, Россия была заинтересована в процветании казачьего народа и слала ему для этого припасы и деньги. Что было своеобразной данью московского государства казачеству, взамен получали защиту от врагов, султана и ханов. Пока Россия боролась с Турцией, эти «войска» имели какую - то самостоятельность, после окончательной победы России над Турцией, о самостоятельности не стало и речи.

Родолжение следует


?

Log in